ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ТРУДОВЫХ СПОРОВ

 
Материал подготовлен по состоянию на 01.02.2009 г.
Копирование материала и его использование допускается только со ссылкой на источник - сайт www.staffexpert.ru
Ссылки на источники литературы, использованные для составления данного материала, а также пояснения к тексту - внизу страницы.
 
Предпосылки формирования трудового законодательства стали складываться еще в Древнем мире, но в узком смысле первые законодательные акты о труде на Западе принимались в XIV в. Уже в этот период вмешательство государства в данные общественные отношения было достаточно велико, а с XVII до середины XVIII вв. здесь явно преобладали публично-правовые начала. С конца XVIII в. в регулировании трудовых отношений господствующим стало частноправовое начало, государственное вмешательство было сведено к минимуму. Данная либеральная тенденция, помимо очевидных плюсов, имела большие негативные последствия в виде безудержной эксплуатации детского и женского труда, фактически неограниченного рабочего времени, отсутствия элементарных санитарно-гигиенических условий на рабочих местах. Возникновение трудового законодательства как относительно самостоятельного массива нормативно-правовых актов произошло в XIX в., приоритет принадлежал Англии. Отечественное трудовое законодательство развивалось в рамках общецивилизационной тенденции, приблизительно в той же проблемной и хронологической последовательности. При этом отставание от Запада составляло в среднем до полувека1.
 
До Крестьянской реформы 1861 г. общественное производство в России основывалось главным образом на принудительном труде крепостных крестьян. Промышленность как заводская, так и ремесленная была развита относительно слабо, а удельный вес работников, полностью свободных от крепостной зависимости, был невелик. Законодательство, регулировавшее труд, отражало черты феодально-крепостнической системы, преобладавшего натурального хозяйства, почти полного отсутствия свободного рынка труда капиталистического типа2.
 
Профессор В.И. Миронов связывает возникновение отрасли трудового права с введением в действие Закона от 3 июня 1886 г. «Об утверждении проекта правил о надзоре за заведениями фабричной промышленности, о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих и об увеличении числа чинов фабричной инспекции», поскольку с принятием этого закона у трудового права появились самостоятельный предмет и метод правового регулирования. Предметом новой отрасли стали отношения по найму рабочей силы и использованию ее в процессе труда. Метод трудового права заключался в том, что условия трудовой деятельности определялись путем заключения индивидуального договора найма с выдачей расчетной книжки и утверждения правил внутреннего трудового распорядка. Таким образом, и в трудовом праве России главенствующим в этот период являлся договорный способ определения условий труда, вмешательство государства в регулирование труда сводилось к минимуму3.
 
Профессор А.М. Куренной пишет: «В России первые законодательные акты, регулирующие трудовые отношения, появились в конце XIX в., однако в то время вряд ли можно было говорить о появлении самостоятельной отрасли права. Государство пыталось как-то регулировать отдельные аспекты отношений, связанных с трудом, эти попытки выходили из сферы частного регулирования, но это еще не было трудовым правом в его современном понимании». По его мнению, трудовое право как отрасль появилось в России после 1917 года4.
 
В защиту точки зрения профессора А.М. Куренного следует отменить, во-первых, то, что Кодекс законов о труде 1918 г. был первым кодифицированным актом в сфере труда5; во-вторых, «трудовые отношения в имперский период регулировались в России как гражданским, так и фабричным законодательством»6; последнее в литературе именуют также «фабрично-трудовым»7.
 
В защиту точки зрения профессора В.И. Миронова стоит отметить, что, несмотря на формальную отмену большевиками после Октябрьской революции 1917 г. дореволюционного законодательства, включавшего как законодательство Российской империи, так и акты, принятые Временным правительством, – «оно отнюдь не исчезло бесследно, а фактически оказало определенное и притом немалое влияние на последующее развитие трудового законодательства в нашей стране, в частности, на первые советские декреты о труде, советские кодексы законов о труде, особенно на КЗоТ РСФСР 1922 г. Более того, сравнительно-правовой анализ показывает, что многие нормы и конструкции фабрично-трудового законодательства в том или ином виде и с определенной корректировкой остались и в нашем действующем трудовом законодательстве. Это особенно относится к регулированию трудового договора, сверхурочных работ, охраны заработной платы, внутреннего трудового распорядка, возмещения вреда, причиненного работникам увечьем на производстве. Нельзя отрицать, что отдельные нормы, положения, конструкции дореволюционного законодательства о фабрично-заводском труде представляли собой удачное решение ряда вопросов правового регулирования с точки зрения правового оформления, юридической техники»8.
 
В отличие от дореформенного периода (до реформы 1861 г.), когда законодательство, регламентировавшее взаимоотношения фабрикантов и свободных работников, ограничивалось двумя основными актами в силу почти полного отсутствия свободного рынка труда, в период после реформы 1861 г. вплоть до Октябрьской революции 1917 г. трудовое законодательство (представленное в основном так называемым фабричным законодательством) активно развивалось. Предмет является главным критерием разграничения норм права по отраслям, поскольку он имеет объективное содержание, предопределен самим характером общественных отношений и не зависит от воли законодателя. Именно объективная необходимость предрешает выделение отрасли права. Метод же служит дополнительным, юридическим критерием, так как производен от предмета, и самостоятельного значения не имеет9. Предметом регулирования фабрично-трудового законодательства выступали отношения в сфере наемного труда, и именно появление большого массива таких общественных отношений после реформы 1861 г. повлекло за собой необходимость регулирования их на законодательном уровне.
 
Исходя из приведенных аргументов, по нашему мнению, справедливо говорить по крайней мере о начале формирования отрасли трудового права уже в конце XIX века.
 
До Февральской революции 1917 г. говорить о выделении норм, регулирующих рассмотрение индивидуальных трудовых споров, в качестве самостоятельного института или даже подынститута отрасли трудового права нельзя, поскольку в этот период трудовые споры рассматривались в судах по правилам гражданского судопроизводства и отсутствовали специфические правила или процедуры рассмотрения этих споров. После Февральской революции 1917 г. Временное правительство и Советы рабочих и солдатских депутатов активно занимались проблемами разрешения трудовых споров, однако нормативное регулирование этого вопроса оказалось малоэффективным по причинам экономического, политического и социального характера. В период военного коммунизма (1918 – 1921 гг.) судебная защита при возникновении коллизий в сфере трудовых отношений практически отсутствовала, и трудовые споры разрешались преимущественно в административном порядке. Поэтому, с нашей точки зрения, выделение норм, регулирующих рассмотрение индивидуальных трудовых споров, в качестве самостоятельного института трудового права в России имело место в период НЭПа после принятия в 1922 г. прогрессивного Кодекса законов о труде РСФСР и последующего принятия распространяющих его нормативных актов, содержащих нормы трудового права и, в частности, нормы, регулирующие вопросы рассмотрения индивидуальных трудовых споров. В конце 20-х годов XX века в нашей стране произошла очередная смена курса, отразившаяся самым непосредственным образом на вопросах регулирования трудовых отношений: для достижения поставленных целей требовалась мобилизация всех ресурсов, удешевление рабочей силы, ужесточение дисциплины труда и наказаний, использование труда заключенных и снижение гарантий. В этот период не шло и речи о какой-либо эффективной системе защиты прав трудящихся. В период Великой Отечественной войны и послевоенный период институты трудового права, направленные на защиту трудовых прав, также не получили положительного развития. Своего рода возрождение этих институтов началось только в конце 50-х гг. ХХ века.
 
Итак, трудовые споры в дореволюционной России рассматривались в судах общей юрисдикции (в мировых и окружных судах) по правилам гражданского судопроизводства. Обычная судебная процедура плохо приспособлена для рассмотрения и разрешения трудовых споров (бюрократизм судов, длительность и сложность, дороговизна процедуры, слабое знакомство судей со спецификой промышленного производства и трудовых отношений). Это приводило к тому, что работники неохотно обращались в судебные органы. Решения, принятые в низших инстанциях, редко доходили до Сената. Все это делало крайне актуальным учреждение в России (по примеру многих зарубежных стран) специализированных трудовых судов10.
 
Мировые суды были созданы в результате Судебной реформы 1864 г. для решения мелких гражданский и уголовных дел. Мировой суд также имел своей изначальной целью «учить закону народ». Тяжущиеся представляли своими словами свою историю непосредственно мировому суду. Такой неформальный подход имел своей целью завоевать доверие народа, сделать мирового судью доступным людям неграмотным в прямом и правовом смысле и в конечном счете способствовать внедрению правосознания через распространение правовых принципов, что, как считалось, будет благоприятствовать переходу от обычного права к закону. В этой связи мировому судье обеспечивались широкие полномочия в толковании конкретных случаев. Примирение на основе особых обстоятельств дела или местных обычаев должно было стать основной формой судебного решения. Мировые судьи должны были «постановить решение» на основе закона только в том случае, если предварительные попытки к примирению окажутся безуспешными. Мировые суды привлекали многих рабочих, жизнь которых была скрыта от истории, поскольку они работали по найму не на фабриках и заводах, а в мастерских, магазинах, частных домах и на улицах в качестве ремесленников и их учеников, трубочистов, строительных и железнодорожных рабочих, прислуги, вожатых трамваев и кучеров конок. Споры по поводу договоров были наиболее распространенным случаем трудовых споров, выносившихся на обсуждение мировых судов. Типичными были случаи споров между сезонными рабочими и их работодателями. Эти случаи продемонстрировали, по крайней мере для некоторых рабочих, возможность разрешения проблем, которые они связывали с несправедливой трудовой практикой. Причинами разногласий между сезонными рабочими и их работодателями зачастую являлись невыполнение работодателем обязательств по выплатам и оставление рабочими работы до конца оговоренного в контракте срока. Также в мировых судах были распространены споры из-за оскорбительного обращения работодателей с работниками; в подобных случаях мировые судьи единогласно поддерживали оскорбленных рабочих и использовали случай для наставления работодателей по поводу «порядочного поведения» и «культурного отношения между людьми». В XX веке в мировые суды начали поступать более привычные трудовые жалобы рабочих, например, на незаконное увольнение. Следует иметь в виду, что мировые суды никогда не были главным участком спора по поводу трудовых проблем. По большей части те рабочие, которые обращались в мировые суды, не были фабричными рабочими. Они были скорее членами более мелких и более аморфных маргинальных социальных групп11.
 
Введение в России специализированных трудовых судов не раз проектировалось, но многочисленные проекты даже не доходили до законодательных органов. Надо отметить, что «Россия едва не оказалась в авангарде стран, осуществивших законодательное нормирование трудовых споров. Уже в 30–40-х гг. XIX в. частью промышленников сознавалась недостаточность только карательных мер, и среди них приобретает популярность идея примирительного разбирательства с рабочими. 1 марта 1834 г. Московское отделение мануфактурного совета рассматривало проект создания «мануфактурной расправы», т.е. своеобразного промышленного суда, призванного разбирать взаимные жалобы предпринимателей и рабочих, капиталистов и помещиков, а также конфликты между фабрикантами. Но проект был отклонен12. Необходимость и желательность создания в России специализированных судов по трудовым делам (промышленных, или промысловых судов) были обоснованы в докладах образованной в 1859 г. Комиссии из представителей Министерства финансов и Министерства внутренних дел под председательством О. Штакельберга с целью разработки реформы промышленного законодательства. Комиссия Штакельберга, опубликовавшая свои предложения в 1863 г., предусмотрела учреждение промышленных судов для разрешения споров и разногласий, возникающих между хозяевами промышленных заведений и рабочими. Проект Комиссии предусматривал введение промышленных судов в фабрично-заводских центрах по представлению губернаторов в Министерство финансов и Министерство внутренних дел. Судьями могли стать представители от хозяев и рабочих. Председатель суда избирался, а сам суд объявлялся независимым от местной администрации. В выборах могли участвовать мужчины в возрасте 21 года и старше, если они не были «опорочены по суду или общественному приговору». Женщины не были вправе непосредственно участвовать в выборах, но свой голос могли передавать родственникам. В состав промышленного суда от рабочих допускались лишь грамотные люди не моложе 35 лет, работавшие в городе не менее пяти лет и имевшие «незапятнанное прошлое». Выборы предполагалось производить каждые два года. Разбирательству промышленного суда должны были подлежать конфликты, связанные со стачками, дисциплинарными штрафами, нарушениями обязательных постановлений, возмещением рабочим за увечье и т. п. Предусматривались две стадии: мировое разбирательство и собственно суд. Для мирового разбирательства при промышленном суде предполагалось создать особый комитет из двух членов (по одному от рабочих и хозяев)»13. Проект Закона «О промышленных судах» в 1866 г. поступил на заключение в Министерство внутренних дел, но был отложен14.
 
После революции 1905 г. вновь созданное Министерство торговли и промышленности разработало законопроект о промышленных судах и представило его на рассмотрение особого совещания по рабочему вопросу. Суть предложений сводилась к следующему. Учреждаются промысловые суды в составе председателя и не менее четырех заседателей. Председатель избирается городскими думами или земскими собраниями и утверждается в должности Сенатом. Одна половина заседателей избирается рабочими из своей среды, другая — предпринимателями. Промысловые суды образуются по ходатайству городских дум, земских собраний и торгово-промышленных организаций постановлением министра торговли и промышленности по согласованию с министром юстиции. Юрисдикция промысловых судов — споры между рабочими и работодателями на почве договора трудового найма. Предполагалось, что промысловые суды будут включены в общую судебную систему, а жалобы на их решения будут разбираться съездами мировых судов и судебными палатами. Хотя рассмотренные предложения были одобрены особым совещанием с одной лишь поправкой (председателем суда должно являться не лицо, избираемое органами местного самоуправления, а один из мировых судей), законопроект не попал на обсуждение Государственной думы. Все осталось по-прежнему15.
 
Отсутствие в России судов по трудовым делам рассматривалось в дореволюционной (до 1917 г.) юридической литературе как существенный недостаток правовой системы, ведущий к чрезмерному разрастанию административного толкования законов, административной практики, которая не может обладать авторитетом судебной практики, формирующейся в условиях гласного правосудия16. Л.С. Таль писал, что «лишь введение промысловых судов с единой верховной инстанцией, призванной авторитетно разъяснять и разрешать возникающие в этой области сомнения и вопросы, положит начало правильному и широкому освещению своеобразных правовых явлений и касающихся их норм и институтов, составляющих наряду с нормами общего правопорядка, действующее промышленное трудовое право»17. Л.С. Таль считал основной задачей деятельности специализированных трудовых судов – найти «не столько формально законное решение, сколько примиряющее обе стороны разрешение возникшего разногласия. А для этого необходимо, прежде всего, знание внутренней жизни предприятия и правовоззрений данной среды. Судья должен быть в глазах тяжущихся авторитетным сведущим лицом, способным разбираться в таких бытовых и правовых вопросах, касающихся их взаимоотношений, в понимании которых они сами расходятся»18.
 
После Февральской революции 1917 г. была сделана еще одна попытка сдвинуть с мертвой точки вопрос о создании трудовых судов. Министерством труда было принято решение разработать проект учреждения промысловых судов для разрешения споров между нанимателями и лицами, отдающими им свой труд по трудовому договору, когда получаемое ими вознаграждение не превышает 6000 рублей в год. Работа над указанным законопроектом была прекращена в связи с падением Временного правительства19.
 
С тех пор идея создания трудовых судов не потеряла своей актуальности. Многие современные юристы пишут о том, что «в интересах дела целесообразно установить единый порядок рассмотрения трудовых споров, создать в судебной системе такую самостоятельную структуру, как трудовые суды, разработать соответствующий Трудовой процессуальный кодекс, выделить трудовой процесс в самостоятельную отрасль права»20.
 
Следует отметить, что в конце XIX – начале XX века в России определенную роль в разрешении трудовых споров играла Фабричная инспекция, первоначально созданная в 1882 г. для осуществления надзора за исполнением закона об охране труда малолетних21, а затем значительно расширившая свои функции и полномочия. Специфика деятельности Фабричной инспекции в России состояла в том, что она не только следила за исполнением фабричных законов и возбуждала преследование за их нарушение, но и выполняла примирительно-посреднические функции при возникновении трудовых конфликтов; предупреждение трудовых споров считалось важнейшей задачей Фабричной инспекции. Примирительно-посреднические функции при возникновении трудовых конфликтов и функция предупреждения трудовых споров не были присущи трудовой инспекции западных стран и составляли специфическую особенность российского законодательства дореволюционного периода22. Фабричная инспекция выступала как орган, осуществлявший досудебное разбирательство дел, склоняя стороны к миролюбивому соглашению23.
 
Февральская революция 1917 г. привела к наличию двоевластия, в результате которого законотворческие функции выполняли два органа: Временное правительство, принимавшее акты, имевшие силу закона, и Советы рабочих и солдатских депутатов, которые издавали постановления и распоряжения, относившиеся в том числе и к правовому регулированию труда, а также заключали с организациями предпринимателей соглашения, часть из которых была санкционирована Временным правительством. Так, соглашением между Петроградским советом рабочих депутатов и обществом фабрикантов и заводчиков, заключенным в марте 1917 г., были учреждены два новых для России органа: фабричные комитеты и примирительные камеры. Фабрично-заводские комитеты выполняли функции представительства рабочих перед администрацией и владельцами предприятий, а также в сношениях с правительственными учреждениями и другие. Примирительные камеры, состоящие из равного числа выборных представителей от рабочих и администрации, должны были учреждаться на заводах и фабриках для разрешения недоразумений, возникающих во взаимоотношениях владельца предприятия, администрации и рабочих. При недостижении соглашения в примирительной камере предприятия спор должен был быть перенесен на разрешение центральной примирительной камеры, состоявшей из равного числа выборных советов рабочих депутатов и общества фабрикантов и заводчиков. Центральные примирительные камеры были созданы в Петрограде и в Москве, и их деятельность распространялась на промышленные предприятия этих городов. В августе 1917 г. Временное правительство утвердило Положение о примирительных камерах и третейских судах, создаваемых для разрешения трудовых конфликтов. Примирительные камеры учреждались на территориальных районах или отраслях промышленности и формировались из равного числа представителей рабочих и предпринимателей. Третейские суды также создавались на паритетных началах и были второй инстанцией при разрешении трудовых споров. Если примирительная камера не могла разрешить спор, дело рассматривал третейский суд24. Решения третейского суда как высшей примирительной инстанции были обязательными. Однако допускалась возможность обращения еще и в Центральную примирительную камеру. Ее решения считались окончательными25.
 
В марте 1917 г. был создан Отдел труда в составе Министерства торговли и промышленности, а с мая 1917 г. функции Отдела труда были переданы вновь учрежденному Министерство труда. Новое министерство создавалось в целях подготовки реформы трудового законодательства, надзора за безопасностью труда и других. На местах Министерство труда представляли его комиссары, задачами которых являлись: надзор за исполнением трудового законодательства, согласование мероприятий по защите труда с мероприятиями по регулированию хозяйственной жизни, организация бирж труда и организация примирительных камер и третейских судов. Поначалу рабочие и предприниматели охотно прибегали к помощи согласительных и примирительных учреждений, о чем свидетельствуют архивные документы Министерства труда, Министерства торговли и промышленности. Разочаровали рабочих в примирительных учреждениях затяжные конфликты лета 1917 г., а обострение политической ситуации в мае – июне 1917 г. и стремительный рост числа забастовок привели к тому, что Министерство труда было вынуждено непосредственно вмешиваться в разрешение трудовых конфликтов. Комиссарам труда как представителям государственной власти приходилось самим улаживать трудовые конфликты26.
 
После Октябрьской революции 1917 г. большевики формально отменили (за рядом исключений) законы, существовавшие до октября 1917 года. Советская власть без промедления стала формировать новое трудовое законодательство27. Например, Декрет СНК28 от 18 мая 1918 г. упразднил фабричную инспекцию и учредил инспекцию труда, находившуюся в ведении Народного комиссариата труда, задачами которой являлись контроль за проведением в жизнь декретов, постановлений и других актов советской власти по охране труда и которой предоставлялось право привлекать виновных в нарушении законодательства по охране труда к суду, а по ряду правонарушений самостоятельно налагать административные штрафы29.Сразу же после революции был создан Народный комиссариат труда (далее – НКТ, Наркомтруд), призванный осуществлять политику советской власти в социально-трудовой сфере, государственное управление трудом; органами НКТ на местах стали Отделы труда при исполкомах местных советов30. Значительная роль отводилась профсоюзам и фабрично-заводским комитетам (в 1918 г. последние слились с профсоюзами, став их низовыми ячейками), широко был распространен коллективно-договорной метод регулирования трудовых отношений31.
 
В декабре 1918 г. был принят Кодекс законов о труде – первый относительно широкий и комплексный по содержанию акт советского трудового законодательства, своего рода конституция труда, положившая начало череде последующих кодификаций этого законодательства и заложившая основу дальнейшего развития советского трудового права. КЗоТ 1918 г. подытожил законодательство о труде первого года советской власти32.
 
Следует отметить, что в период военного коммунизма (1918 – 1921 гг.) судебная защита при возникновении коллизий в сфере трудовых отношений практически отсутствовала. «Высшим судьей» в решении трудовых конфликтов были в то время либо административные органы (Отделы труда и НКТ), либо органы профсоюзов, которые в тот период приобрели функции государственных учреждений. Наибольшее число трудовых споров разрешалось Отделами труда. Они могли создавать по мере надобности примирительные камеры и третейские суды. Чаще же всего трудовые споры рассматривались конфликтными отделами (подразделениями Отделов труда). Спорящие стороны приглашались в эти отделы и высказывали свои доводы. Решение по спору конфликтного отдела имело обязательную силу33.
 
КЗоТ 1918 г. не содержал самостоятельного раздела о порядке разрешения трудовых споров. Существовал ряд статей, предусматривавших возможность обращения с жалобами в административные органы или профессиональные союзы при возникновении отдельных спорных вопросов. Например, Раздел IV Кодекса «О предварительном испытании» содержал положения, регулирующие порядок обжалования непринятия трудящегося на работу по результатам испытания. В статье 36 КЗоТ 1918 г. было указано, что «подвергавшийся испытанию и не принятый окончательно на работу может обжаловать непринятие в профессиональный союз, членом которого он состоит». В соответствии со статьей 37 КЗоТ 1918 г. профессиональный союз, если признавал указанную жалобу основательной, вступал в переговоры с учреждением или лицом, отказавшим трудящемуся в предоставлении постоянной работы, о принятии на работу жалобщика. В случае, если переговоры оказывались безрезультатными, дело переходило в местный Отдел труда, решение которого признавалось окончательным (ст. 38 КЗоТ 1918 г.).
 
В соответствии со статьей 43 Раздела V КЗоТ 1918 г. «О переводе и увольнении трудящихся» постановление о переводе34 трудящегося могло быть обжаловано заинтересованными лицами или организациями в соответственный Отдел труда (местный или областной). Решение Отдела Труда по вопросу о переводе могло быть сторонами обжаловано соответственно в областной Отдел Труда или в Народный Комиссариат Труда, решение которых по спорному вопросу являлось окончательным и дальнейшему обжалованию не подлежало (ст. 44 КЗоТ 1918 г.). Согласно статье 49 КЗоТ 1918 г. постановление об увольнении по указанным в статье основаниям (по инициативе работодателя либо вследствие приостановки работ, ликвидации учреждения и т.п.) могло быть обжаловано заинтересованными лицами в местный Отдел труда. Решение местного Отдела Труда по вопросу об увольнении могло быть сторонами обжаловано в областной Отдел Труда, решение которого по спорному вопросу являлось окончательным и дальнейшему обжалованию не подлежало (ст. 50 КЗоТ 1918 г.). Добровольному оставлению работы (увольнению по собственному желанию) предшествовала проверка оснований ухода соответствующим органом рабочего самоуправления (фабрично-заводским и т.п. комитетом) (ст. 51 КЗоТ 1918 г.). Если указанный орган находил причины оставления работы неосновательными, трудящийся был обязан продолжать работу, но мог обжаловать постановление органа рабочего самоуправления в соответствующий профессиональный союз (ст. 52 КЗоТ 1918 г.).
 
Постановление расценочной комиссии35 о переводе трудящегося, систематически вырабатывавшего изделий меньше установленной нормы выработки, в низшую группу или категорию с понижением вознаграждения могло быть обжаловано трудящимся в местный Отдел Труда и далее в областной Отдел Труда, решение которого являлось окончательным и дальнейшему обжалованию не подлежало (ст. 118 и приложение к ней Раздела VIII «Об обеспечении надлежащей производительности труда» КЗоТ 1918 г.).
 
В пунктах 13 – 15 Приложения к статье 5 КЗоТ 1918 г. «Правила о порядке установления нетрудоспособности» содержались правила обжалования постановления Бюро Экспертизы о признании или непризнании утраты трудоспособности. В соответствии с этими правилами постановление Бюро Экспертизы могло быть обжаловано заинтересованными лицами в Народных Комиссариат Здравоохранения, который мог оставить жалобу без последствий или распорядиться о переосвидетельствовании лица в новом составе Бюро Экспертизы, в последнем случае решение Бюро Экспертизы в новом составе считалось окончательным и дальнейшему обжалованию не подлежало.
 
В пункте 7 Правил о выдаче пособий трудящимся во время их болезни (Приложение к статье 78 КЗоТ 1918 г.) предусматривалась возможность обжалования постановления больничных касс в двухнедельный срок в Отдел труда. Постановления Отделов труда по этому вопросу являлись окончательными и дальнейшему обжалованию не подлежали. Пунктом 12 Правил о безработных и о выдаче им пособий (Приложение к статье 79 КЗоТ 1918 г.) предусматривалась возможность обжаловать постановление местной кассы безработных заинтересованными лицами в двухнедельный срок в местный Отдел труда, а постановления местного Отдела труда – в областной Отдел труда, постановления последнего являлись окончательными и дальнейшему обжалованию не подлежали.
 
Как видно из КЗоТ 1918 г., индивидуальные трудовые споры подлежали рассмотрению административными органами либо профсоюзами. Рассмотрение и разрешение конфликтов в административном порядке являлось основной формой защиты прав трудящихся.
 
Для периода военного коммунизма особенно характерным было преобладание государственных интересов над личными, повсеместным распространением государственных учреждений как основного работодателя. Защита интересов работодателя, например, в области соблюдения трудовой дисциплины работниками обеспечивалось достаточно жесткими мерами. Декрет СНК от 14 ноября 1919 г. предусматривал создание рабочих дисциплинарных товарищеских судов из представителей органов управления, профсоюзов и фабрично-заводских комитетов, призванных рассматривать дела о нарушениях трудовой дисциплины. Эти суды наделялись правом применять к нарушителям самые суровые наказания36.
 
В начале 20-х годов в нашей стране произошла смена курса. В соответствии с решениями X съезда РКП(б) советская власть объявила о введении новой экономической политики (НЭП), допускавшей до определенных пределов частную собственность, свободную торговлю, свободу предпринимательства, частно-хозяйственную деятельность наряду с хозяйством государственным. Новая кодификация трудового законодательства в 1922 г. имела целью заменить КЗоТ 1918 г. новым Кодексом, призванным регулировать трудовые отношения в условиях перехода к рынку. Второй советский Кодекс законов о труде, принятый Постановлением Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) от 9 ноября 1922 г., завершил формирование советского типа трудового права. КЗоТ РСФСР 1922 г. окончательно конструировал основные институты советского трудового права, дав им нормативное содержание37. В связи с образованием СССР и принятием в 1924 г. Конституции СССР встал вопрос о разграничении предметов ведения СССР в лице его верховных органов и союзных республик, а также о принятии общесоюзного законодательства. До принятия общесоюзных законов о труде на все союзные республики был распространен КЗоТ РСФСР 1922 г., который действовал в каждой республике под наименованием кодекса законов о труде соответствующей республики38.
 
КЗоТ РСФСР 1922 г. устанавливал порядок рассмотрения и разрешения трудовых конфликтов, существенно отличавшийся от существовавшего при военном коммунизме. Установленный в новом КЗоТе порядок разрешения трудовых споров сложился в своих основных чертах еще до принятия Кодекса в первой половине 1922 г. и был закреплен в ряде актов СНК и НКТ. Этот порядок был более разнообразным и гибким. Было установлено два механизма разрешения трудовых споров: принудительный порядок (особые сессии народных судов) и примирительно-третейское разбирательство (расценочно-конфликтные комиссии – далее: РКК, примирительные камеры и третейские суды). Вслед за введением в действие КЗоТ РСФСР 1922 г. были разработаны и утверждены новые положения о предусмотренных в Кодексе органах по разрешению трудовых споров39.
 
Принудительный механизм использовался в случае нарушений нанимателями законодательства о труде и коллективных договоров, если эти нарушения преследовались в уголовном порядке, а также при любых индивидуальных и коллективных трудовых спорах, если они не были направлены для разрешения в примирительном порядке. Особые (трудовые) сессии народных судов40 образовывались в составе председателя — народного судьи и двух членов суда — одного представителя НКТ (губернского Отдела труда) и одного представителя от профсоюзов (губернского совета профсоюзов). Трудовые сессии создавались при каждом губернском суде, а в уездных городах и в крупных промышленных центрах — когда губернский суд по согласованию с профсоюзом признавал это необходимым. Там, где трудовых сессий не было, трудовые дела рассматривались народными судами в общем порядке. Заведующий губернским отделом труда и инспектора труда имели право поддерживать обвинения и опротестовывать судебные решения и приговоры. Трудовые сессии были включены в общую судебную систему, и кассационной инстанцией для них был губернский суд. Народному комиссару труда предоставлялось право возбуждать перед Верховным Судом вопрос об отмене вступивших в законную силу решений трудовых сессий в порядке надзора. Трудовым сессиям были подсудны все трудовые дела без ограничения суммы иска. Были установлены особые процессуальные правила в отношении исков о заработной плате: с истца не взимались судебная пошлина и все прочие сборы и расходы по делу; в случае неявки ответчика в суд он мог вынести постановление о его принудительном приводе; взыскание заработной платы могло быть произведено в упрощенном порядке с помощью судебного приказа, имевшего силу исполнительного листа41.
 
В 1923—1926 гг. была сформирована так называемая трудовая прокуратура, к функциям которой относились, в частности, возбуждение судебного преследования против должностных и частных лиц за нарушение законов о труде; надзор за производством дознаний и следствий по трудовым делам; возбуждение вопроса о пересмотре трудовых дел; общий надзор за законностью действий и распоряжений государственных учреждений и должностных лиц, включая отделы труда и инспекции труда42.
 
Второй механизм (примирительное разбирательство) использовался для разрешения споров по заключению, выполнению, толкованию и изменению коллективных договоров, а также любых трудовых споров, стороны которых согласились прибегнуть к примирительному разбирательству за исключением нарушений законодательства и коллективных договоров, влекущих уголовную ответственность43.
 
Низшей инстанцией примирительно-третейского разбирательства была РКК. Она образовывалась из равного числа представителей фабрично-заводского местного комитета (профсоюза) (далее – ФЗМК) и администрации. В РКК рассматривались споры, возникшие на почве толкования и применения законов, коллективных и трудовых договоров, а также вопросы, подлежащие рассмотрению в РКК в соответствии с законодательством. В РКК споры решались по соглашению сторон, а при отсутствии согласия спор мог быть перенесен в примирительную камеру и в третейский суд либо передан на рассмотрение трудовой сессии народного суда44.
 
Второй инстанцией примирительно-третейского разбирательства были примирительные камеры. Они не являлись постоянными учреждениями, а формировались при органах НКТ для каждого спора из представителей сторон. В качестве представителя трудящихся в обязательном порядке выступал профсоюз. Председатель камеры назначался органами НКТ. Его функции сводились к облегчению сторонам возможности достижения соглашения; в голосовании он не участвовал. Таким образом, по сути дела решения примирительных камер представляли собой особую форму коллективных соглашений об условиях труда и имели такую же правовую силу, как коллективные договоры. Неисполнение решения примирительной камеры могло служить основанием к судебному иску. Примирительная камера рассматривала как индивидуальные, так и коллективные споры, переданные сторонами, в частности, споры на почве заключения и изменения коллективных договоров или правил внутреннего распорядка. Решение принималось по соглашению сторон. Споры в связи с применением коллективных договоров могли рассматриваться в примирительной камере лишь после того, как они не получили разрешения в РКК. Индивидуальные трудовые споры могли поступать на разрешение примирительных камер лишь при условии, что в качестве представителя трудящегося выступал профсоюз и конфликт имел серьезный характер45.
 
Третьей инстанцией примирительно-третейского разбирательства были третейские суды. Они организовывались при органах НКТ ad hoc (для рассмотрения конкретного дела) на основании зарегистрированной в суде третейской записи, составленной органами НКТ и подписанной сторонами с обязательством подчиниться решению третейского суда. В состав третейского суда входили председатель (суперарбитр), избираемый по соглашению сторон, а при отсутствии согласия назначенный органом НКТ, и равное число представителей от каждой стороны. Все вопросы решались соглашением представителей сторон, а при отсутствии соглашения — суперарбитром. В третейский суд споры передавались по инициативе сторон как после безуспешного рассмотрения спора в примирительной камере, так и непосредственно46.
 
Решения РКК, соглашения примирительных камер и постановления третейских судов обжалованию не подлежали, но эти решения могли быть отменены НКТ в порядке надзора в случае нарушения закона. Решения РКК и соглашения примирительных камер проводились в жизнь самими сторонами; это означало, что в случае неисполнения одной из сторон состоявшегося решения РКК или примирительной камеры другой предоставлялось методами внеправового воздействия добиться подчинения или перенесения спора в высшую примирительную инстанцию. Соглашения примирительных камер имели юридическую силу коллективных договоров. Решения третейских судов в случае нежелания нанимателя добровольно исполнить их передавались через органы НКТ в народный суд. Последний приводил эти решения в исполнение в принудительном порядке. По отношению к работникам решения третейских судов проводились в жизнь профсоюзами47.
 
Советское трудовое право рассматриваемого периода не предусматривало, как правило, принудительное примирение и принудительный арбитраж. Конфликты интересов (экономические трудовые споры) разрешались в добровольном порядке по соглашению сторон. Предусматривалось только два исключения: при конфликтах в государственных учреждениях и предприятиях органы НКТ по требованию профсоюзов или хозорганов (с 1926 г.) должны были создавать третейские суды, решения которых были обязательны для государственных организаций; в случае возникновения острого трудового конфликта, угрожавшего безопасности государства, третейский суд мог быть создан по решению ВЦИК, СНК и СТО48. Его решения также носили обязательный характер49.
 
В 1922 – 1928 гг. был принят ряд нормативных актов, существенно дополнивших КЗоТ РСФСР 1922 г. и внесших новшества в порядок рассмотрения трудовых споров. В августе 1928 г. были утверждены постановлением ЦИК и СНК СССР Правила о примирительно-третейском и судебном рассмотрении трудовых конфликтов. В Правилах регламентировались три вида разбирательства трудовых споров: судебный, примирительно-третейский и административный (в порядке подчиненности). Во исполнение указанного постановления ЦИК и СНК СССР   НКТ СССР по согласованию с правительствами союзных республик 12 декабря 1928 г. утвердил и ввел в действие: Положение о расценочно-конфликтных комиссиях; Положение о примирительных камерах и третейских судах для разрешения трудовых конфликтов; Положение о надзоре за деятельностью расценочно-конфликтных комиссий, примирительных камер и третейских судов50.
 
В соответствии с произошедшими изменениями в нормативном регулировании порядка рассмотрения трудовых споров, последние теперь делились на три основные группы по признаку их подведомственности: на трудовые споры, по которым расценочно-конфликтные комиссии являлись обязательной первичной инстанцией; споры, которые были изъяты из ведения расценочно-конфликтных комиссий, и споры, по которым заинтересованный работник мог обращаться либо в РКК, либо в народный суд по своему усмотрению51.
 
РКК организовывались во всех предприятиях и учреждениях, в которых имелся ФЗМК. При его отсутствии в предприятии или учреждении РКК организовывалась при групповом комитете профсоюза, при отсутствии группового комитета РКК организовывались при волостном, районном или уездном комитете соответствующего профсоюза. Функции РКК делились на расценочные и конфликтные. К расценочным относились установление и изменение условий труда, утверждение и изменение норм выработки и т.п.52
 
К конфликтным функциям РКК относилось рассмотрение споров искового характера. Подавляющее большинство их подлежало обязательному рассмотрению в РКК как в первичной инстанции. В частности, споров по поводу: перевода на другую работу, увольнения по непригодности и за невыполнение трудовых обязанностей; выплаты выходного пособия; оплаты при выполнении работ различной квалификации. По остальным спорам искового характера заинтересованный работник мог по своему выбору обращаться либо в РКК, либо в трудовую сессию народного суда. Не подлежали рассмотрению в обычном порядке дела об увольнении и восстановлении в должности руководящих работников, перечисленных в особых перечнях; дела о расторжении трудового договора по требованию профсоюзов53.
 
Решения РКК являлись окончательными и не нуждались в чьем-либо утверждении. С согласия обеих сторон РКК имела право пересмотреть ранее принятое решение. С изданием Правил 1928 г. была ликвидирована практика включения в коллективные договоры положений, касавшихся организации и деятельности РКК; эти вопросы отныне регулировались исключительно в законодательстве54.
 
Правила 1928 г. содержали лишь общие положения об организации и деятельности трудовых сессий народного суда. Детали этой организации должны были определяться законодательством союзных республик. Правила 1928 г. относили к функциям трудовых сессий рассмотрение споров, возникавших вследствие неисполнения законов о труде, коллективных и трудовых договоров и правил внутреннего распорядка. В частности, трудовые сессии рассматривали: дела, по которым в РКК не было принято решения; дела, по которым решение РКК было отменено органом труда в порядке надзора55.
 
Примирительные камеры организовывались по особому соглашению между профсоюзной организацией и администрацией предприятия при различных органах Наркомтруда (в зависимости от значимости споров) для разрешения отдельных возникавших между ними трудовых споров. Они разрешали две группы споров: споры по вопросам заключения, изменения, дополнения и толкования коллективных договоров; споры, связанные с установлением или изменением условий труда, когда такие споры не получали разрешения в РКК. Трудовые споры искового характера в примирительных камерах не рассматривались. Дела, по которым в примирительной камере не достигались соглашения, могли передаваться на разрешение третейского суда, который формировался по соглашению между спорящими сторонами56.
 
Правила 1928 г. узаконили два важнейших положения, относившихся к деятельности РКК, примирительных камер и третейских судов: а) решения всех этих органов являлись окончательными и не нуждались в чьем-либо утверждении; б) отменить их могли лишь органы труда в порядке надзора. Основания для отмены решений были установлены в законодательном порядке. К их числу относилось ухудшение условий труда по сравнению с законом или коллективным договором57.
 
Помимо примирительно-третейского и судебного порядка рассмотрения трудовых споров Правилами 1928 г. был введен новый по отношению к предусмотренному КЗоТ РСФСР 1922 г. – административный – порядок разрешения этих споров в отношении лиц, пользовавшихся правом найма и увольнения, а также иных категорий ответственных работников. Эти должности перечислялись в особых перечнях, которые утверждались НКТ СССР и НКТ союзных республик по согласованию с ВЦСПС58 и республиканскими советами профсоюзов. Работники, перечисленные в перечнях, могли обжаловать свое увольнение или наложение на них дисциплинарных взысканий в вышестоящие органы в порядке ведомственной подчиненности. Дела о восстановлении иных неправильно уволенных работников, не включенных в указанные перечни, в соответствии с Правилами 1928 г. рассматривались в РКК и трудовых сессиях народных судов. Если РКК или трудовая сессия народного суда устанавливали факт неправильного увольнения, они должны были выносить решение о восстановлении уволенного работника в должности или на работе и о взыскании в пользу неправильно уволенного работника утраченного заработка за время вынужденного прогула. В случае неисполнения нанимателем решения РКК или народного суда о восстановлении уволенного работника последний имел право на получение вознаграждения за все время вынужденного прогула до фактического восстановления в должности или на работе; такое вознаграждение взыскивалось с нанимателя без вторичного рассмотрения дела по существу в принудительном порядке по исполнительному листу, который выдавался трудовой сессией как по вынесенным ею решениям, так и по документам органов НКТ в отношении дел, разрешенных в РКК59.
 
В конце 20-х годов XX века после ожесточенной внутрипартийной борьбы в стране произошла смена курса. Новый курс потребовал мобилизации всех имевшихся ресурсов, в числе прочего необходимо было обеспечить рабочей силой многочисленные стройки пятилеток. Учитывая недостаток средств государство стремилось максимально удешевить рабочую силу, уменьшив до самой низшей планки ее оплату, использовать в массовом масштабе труд заключенных. Трудовое право, унаследованное от периода НЭПа, в новых условиях оказалось явно непригодным. КЗоТ РСФСР 1922 г., хотя формально отменен не был, к концу 30-х годов стал мало похож на свой первоначальный вариант, утратил свой первоначально прогрессивный характер, поскольку одна часть норм была отменена, другая – изменена, третья – не работала60. Не способствовали развитию трудового законодательства годы Великой Отечественной войны и послевоенные годы. «Обращает на себя внимание почти полное отсутствие в послевоенное десятилетие новых актов по труду. Единственное исключение – Положение о товарищеских судах 1951 г., имевшие целью привлечь общественность к борьбе за укрепление дисциплины в связи с отменой военно-мобилизационных норм»61.
 
Новый этап истории нашей страны и развития законодательства начался в конце 50-х гг. ХХ века. Развитие общественно-политических процессов в эти годы носило неоднозначный, противоречивый характер, но все же общей тенденцией была либерализация социалистического строя, государственной и общественной системы, которая отчетливо проявилась в развитии трудового законодательства62.
 
Новое Положение о порядке рассмотрения трудовых споров было утверждено Указом ПВС СССР63 от 31 января 1957 г. Оно вносило определенные изменения в существовавшую ранее систему организации и порядок рассмотрения индивидуальных трудовых споров. На всех предприятиях (в учреждениях и организациях) должны были создаваться комиссии по трудовым спорам (КТС) из равного числа представителей администрации и ФЗМК. КТС были первичными органами по рассмотрению исковых споров между работниками и администрацией (по вопросам увольнений и перевода на другую работу, установления норм выработки, оплаты сверхурочных работ, брака, простоя и т. п.). Решения КТС могли быть обжалованы в ФЗМК, а постановления последнего — в народный суд. Как и в прежнем законодательстве, трудовые споры работников, занимавших должности, указанные в особом перечне, рассматривались вышестоящими в порядке подчиненности органами64.
 
Включение ФЗМК в систему органов по разрешению трудовых споров (весьма сомнительное с точки зрения отечественного и мирового опыта) расценивалось как проявление расширения роли профсоюзов в регулировании труда и трудовых отношений. На деле профкомы, будучи органом общественной организации и вынося решения по трудовому спору, обязательные для администрации предприятий, брали на себя выполнение государственных функций в соответствии с глубоко укоренившимися советскими традициями регулирования положения профсоюзов65.
 
Период «развитого социализма» (1960-е – 1980-е гг.) был ознаменован двумя главными событиями: третьей по счету в советской истории кодификацией трудового законодательства и принятием Конституции 1977 г. 15 июля 1970 г Верховный Совет СССР одобрил Закон «Об утверждении Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде» (далее – Основы законодательства о труде, Основы). Это был первый в советской истории общесоюзный закон о труде кодифицированного характера, объединивший все основные нормы, регулировавшие труд рабочих и служащих. Основы законодательства о труде, вступившие в силу с 1 января 1971 г., сформировали фундамент для всей системы советского трудового законодательства, обеспечивали его единство в масштабах СССР и в значительной мере определили дальнейшее развитие. Основы законодательства о труде внесли в действовавшее законодательство немало новых моментов, как правило, улучшавших положение работников, повышавших уровень правовых гарантий для трудящихся. Принятие Основ законодательства о труде было, бесспорно, шагом вперед в развитии нашего трудового законодательства. Многие из его норм полностью оправдали себя, действуют и сегодня и ни в коей мере не устарели. Вместе с тем отдельные новшества, введенные Основами, как показал последующий опыт, оказались неудачными. Основы законодательства о труде явились правовой базой для принятия в 1971 – 1973 гг. кодексов законов о труде в союзных республиках, которые не только воспроизвели Основы, но и по многим вопросам дополнили, конкретизировали и детализировали их, включив в текст положения союзных законов о труде. Принятие Основ и новых кодексов дало толчок к существенному обновлению советского трудового законодательства в целом66.
 
Кодекс законов о труде, принятый на сессии Верховного Совета РСФСР 9 декабря 1971 г. и введенный в действие с 1 апреля 1972 г., дополнив и конкретизировав Основы законодательства о труде, в течение трех десятилетий, с многочисленными поправками и дополнениями, действовал в России как основной законодательный акт по труду. Он существенно модернизировал КЗоТ РСФСР 1922 г., который давно уже превратился в анахронизм67.
 
КЗоТ РСФСР 1971 г. содержал Главу XIV «Трудовые споры» и предусматривал следующий порядок рассмотрения трудовых споров. Органами, рассматривающими трудовые споры, в соответствии со статьей 201 КЗоТ РСФСР 1971 г. являлись комиссии по трудовым спорам (далее - КТС); фабричные, заводские, местные комитеты профессиональных союзов (далее – ФЗМК); районные (городские) народные суды (далее – суды). Порядок рассмотрения трудовых споров в КТС и ФЗМК, помимо КЗоТ РСФСР 1971 г., регулировался Положением о порядке рассмотрения трудовых споров, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 мая 1974 г. и содержавшим нормы, определяющие порядок создания и компетенцию КТС, порядок рассмотрения трудовых споров в КТС, порядок исполнения решений и другие; а порядок рассмотрения дел по трудовым спорам в судах – Положением о порядке рассмотрения трудовых споров и Гражданским процессуальным кодексом РСФСР от 11 июня 1964 г.
 
Согласно статье 203 КЗоТ РСФСР 1971 г. КТС организовывались на предприятиях, в учреждениях, организациях (далее – предприятиях) из равного числа представителей ФЗМК и представителей администрации предприятия. Число представителей от каждой стороны устанавливалось по соглашению между ФЗМК и администрацией. На предприятиях, где не было ФЗМК, КТС образовывался в составе профсоюзного организатора и руководителя предприятия. КТС являлась в соответствии со статьей 204 КЗоТ РСФСР 1971 г. обязательным первичным органом по рассмотрению трудовых споров, возникающих на предприятиях, между рабочими и служащими, с одной стороны, и администрацией, с другой стороны, за исключением споров, подлежащих рассмотрению согласно закону непосредственно в судах и других органах. Право рабочих и служащих на обращение в КТС не ограничивалось каким-либо давностным сроком (ст. 211 КЗоТ РСФСР 1971 г.). Прием заявлений, поступающих в КТС, производился ФЗМК или, при отсутствии ФЗМК, профсоюзным организатором; КТС была обязана рассмотреть трудовой спор в пятидневный срок со дня поступления заявления (ст. 205 КЗоТ РСФСР 1971 г.). Решения КТС, согласно статье 206 КЗоТ РСФСР 1971 г., принимались по соглашению между представителями ФЗМК и представителями администрации предприятия, имели обязательную силу и в каком-либо утверждении не нуждались.
 
Если при рассмотрении спора в КТС соглашение между представителями ФЗМК и представителями администрации не было достигнуто, рабочий или служащий имел право в десятидневный срок со дня вручения ему выписки из протокола заседания КТС обратиться с заявлением о разрешении спора в ФЗМК; решение КТС могло быть обжаловано рабочим или служащим в тот же срок в ФЗМК (ст. 207 КЗоТ РСФСР 1971 г.). В случае отсутствия на предприятии ФЗМК, когда рабочий или служащий не был согласен с решением по трудовому спору, вынесенным КТС в составе профсоюзного организатора и руководителя предприятия, или в случае недостижения в этой комиссии соглашения – он мог в тот же срок обратиться с заявлением о разрешении трудового спора в суд. В соответствии со статьей 208 КЗоТ РСФСР 1971 г. ФЗМК обязаны были рассматривать трудовые споры в семидневный срок со дня поступления заявления или жалобы. При рассмотрении в ФЗМК трудового спора, по которому в КТС не было достигнуто соглашение, выносилось постановление по существу спора; при рассмотрении жалобы на решение КТС ФЗМК мог оставить решение КТС в силе или отменить его и вынести постановление по существу спора. Также ФЗМК по собственной инициативе или по протесту прокурора должен быть отменить решение КТС, противоречащее действующему законодательству, и вынести постановление по существу спора. В случае, если рабочий или служащий не был согласен с постановлением по трудовому спору, вынесенным ФЗМК, он мог обратиться с заявлением о рассмотрении трудового спора в суд в десятидневный срок со дня получения постановления ФЗМК; также обратиться в указанный срок за разрешением трудового спора в суд могла администрация предприятия, если по ее мнению постановление по трудовому спору, вынесенное ФЗМК, противоречило действующему законодательству (ст. 209 КЗоТ РСФСР 1971 г.).
 
Непосредственно в судах, без обращения в КТС и ФЗМК, рассматривались, в соответствии со статьей 210 КЗоТ РСФСР 1971 г., трудовые споры по заявлениям о восстановлении на работе рабочих и служащих, уволенных по инициативе администрации предприятия и по заявлениям администрации о возмещении рабочими и служащими ущерба, причиненного предприятию, а также трудовые споры между работником и администрацией по такому вопросу применения трудового законодательства, который в отношении этого работника предварительно был решен администрацией по согласованию с ФЗМК в пределах предоставленных им прав. Срок обращения работника в суд по делам об увольнении ограничивался одним месяцем со дня вручения приказа об увольнении; срок обращения администрации в суд по вопросам взыскания с работников материального ущерба, причиненного предприятию – одним месяцем или одним годом – в зависимости от размера материальной ответственности работника (ст. 211 КЗоТ РСФСР 1971 г.). Пропущенные по уважительным причинам сроки обращения в суд восстанавливались этим судом. Рабочие и служащие при обращении их в суд по требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений, освобождались от уплаты судебных расходов в доход государства (государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела) (ст. 212 КЗоТ РСФСР 1971 г.).
 
КЗоТ РСФСР 1971 г., как ранее и Правила 1928 г., предусматривал изъятие из общего порядка рассмотрения споров. Трудовые споры по вопросам увольнения и перевода на другую работу отдельных категорий работников (занимающих должности, предусмотренные в особом перечне), а также по вопросам наложения на них дисциплинарных взысканий рассматривались в соответствии со статьей 220 КЗоТ РСФСР 1971 г. вышестоящими в порядке подчиненности органами. В том же порядке рассматривались споры по вопросам наложения дисциплинарных взысканий на работников, несущих дисциплинарную ответственность по уставам о дисциплине.
 
КЗоТ РСФСР 1971 г. содержал нормы, определяющие правовые последствия незаконного увольнения или незаконного перевода на другую работу (статьи 213, 214, 215 КЗоТ РСФСР 1971 г.). В случае увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, либо незаконного перевода на другую работу рабочий или служащий должен был быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим трудовой спор; ему выплачивался средний заработок за время вынужденного прогула или разница в заработке за время выполнения нижеоплачиваемой работы (но не более чем за три месяца); а на должностное лицо, виновное в незаконном увольнении или переводе работника на другую работу, возлагалась обязанность возместить ущерб (в размере не более трех месячных окладов должностного лица), причиненный предприятию в связи с оплатой за время вынужденного прогула или за время выполнения нижеоплачиваемой работы, в случае если увольнение или перевод были произведены с явным нарушением закона или если администрация задержала исполнение решения суда о восстановлении на работе.
 
Статьей 216 КЗоТ РСФСР 1971 г. предусматривались случаи немедленного исполнения решений и постановлений по трудовым делам. Немедленному исполнению подлежали решения или постановления о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника и решения суда о присуждении рабочему или служащему заработной платы, но не свыше чем за один месяц. Статьей 218 КЗоТ РСФСР 1971 г. была предусмотрена возможность принудительного исполнения решения КТС или постановления ФЗМК в случае их неисполнения администрацией предприятия в срок, установленный в законе – 10 дней согласно статье 217 КЗоТ РСФСР 1971 г. – или в самом решении или постановлении. В целях осуществления принудительного исполнения решения или постановления профсоюзный комитет выдавал рабочему или служащему удостоверение, имевшее силу исполнительного листа, на основании которого решение или постановление приводилось в исполнение судебным исполнителем в принудительном порядке. Удостоверение не выдавалось в случае обращения работника или администрации в суд за разрешением того же трудового спора; для получения удостоверения был установлен трехмесячный срок со для вручения рабочему или служащему выписки из протокола заседания КТС или постановления ФЗМК.
 
Впоследствии в КЗоТ РСФСР 1971 г. вносились многочисленные изменения и дополнения.
 
Во второй половине 1980-х годов произошла очередная смена курса: XXVII съездом КПСС в 1986 г. была одобрена политика «перестройки», которая активно проводилась в жизнь в течение второй половины 1980-х и в начале 1990-х годов. На первом этапе перестройки (вторая половина 1980-х) были внесены изменения и дополнения в Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде 1970 г. (например, Основы были дополнены главой «Трудовой коллектив»). На втором этапе (1989 – 1991 гг.) обнаружился кризис политики перестройки, стали очевидны неудачи в осуществлении реформ, и произошел новый поворот в политике – курс на переход к рыночным отношениям, на дальнейшее развитие демократии во всех сферах общественной жизни. В этот период были приняты последние в советской истории законы СССР о труде, стремившиеся, хотя и безуспешно, решить назревшие и чрезвычайно острые вопросы в области трудовых отношений. Как известно, кризис советского общества вопреки всем предпринимаемым мерам завершился в 1991 г. крахом социализма и распадом Советского Союза68.
 
Еще до распада Советского Союза69 в марте 1991 г. был принят Закон СССР «О порядке разрешения индивидуальных трудовых споров»70, заменивший Положение о порядке рассмотрения трудовых споров 1974 г. По сравнению с Положением 1974 г. в Законе 1991 г. появились следующие новшества. Изменился порядок формирования КТС на предприятиях: они стали рассматриваться как органы трудового коллектива и избираться общим собранием трудового коллектива предприятия, учреждения, организации (подразделения) с числом работающих не менее 15 человек. Для обращения в КТС был установлен срок давности — три месяца со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права (в Положении 1974 г. давностный срок отсутствовал). Максимальная оплата за вынужденный прогул в связи с незаконным увольнением увеличилась с трехмесячного до годового среднего заработка. Были ликвидированы перечни категорий работников, трудовые споры которых рассматривались в порядке подчиненности, однако предусматривалось, что споры руководящих работников, избираемых, утверждаемых или назначаемых на должности высшими органами государственной власти и управления СССР, рассматриваются вышестоящими органами государственной власти и управления71.
 
Изменения, происшедшие в экономической и политической жизни России после 1991 г., сделали необходимым внесение существенных поправок и дополнений и в КЗоТ РСФСР 1971 г., принятый в иных социально-экономических условиях72. Закон РФ от 25.09.1992 № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР» были внесены в Кодекс многочисленные и весьма существенные изменения, которые затронули почти третью часть его статей. По существу была осуществлена новая редакция Кодекса, имевшая целью исключить из него все то, что препятствовало развитию рыночной экономики, отражало системные черты советского строя, а также все то, что явно устарело73. Глава XIV КЗоТ РСФСР 1971 г. «Трудовые споры» была изложена в новой редакции. Изменился состав органов, рассматривающих индивидуальные трудовые споры: из них были исключены профсоюзные комитеты предприятий; остались две инстанции: КТС и суд. В соответствии с новой редакцией КТС стала избираться общим собранием (конференцией) трудового коллектива74, а не формироваться, как это предусматривалось ранее, из равного числа представителей профсоюзного комитета и администрации предприятия. В соответствии с новыми правилами КТС принимала решения большинством голосов присутствовавших на заседании членов, а не по соглашению между представителями профсоюзного комитета и администрации. Член КТС, не согласный с решением большинства, был обязан подписать протокол заседания КТС, но не лишался права изложить в нем свое особое мнение. В отличие от прежнего порядка решение КТС могло быть обжаловано в суд как заинтересованным работником, так и администрацией. Были внесены изменения в порядок исполнения решений КТС. Если ранее они исполнялись в принудительном, порядке на основании специального удостоверения, выдаваемого профсоюзным комитетом, то теперь удостоверение, имевшее силу исполнительного листа, могла выдавать сама КТС. В новой редакции Кодекса был расширен круг трудовых споров, подлежавших рассмотрению непосредственно в суде. К ним были отнесены: споры по заявлениям работников предприятий, где КТС не избиралась или почему-либо не была создана; споры работников о восстановлении на работе независимо от основания прекращения трудового договора (ранее такие споры непосредственно в суде рассматривались лишь в случаях, когда увольнение было произведено по инициативе администрации); споры об отказе в приеме на работу лиц, приглашенных в порядке перевода из другого предприятия, и ряда других лиц, с которыми администрация была обязана в соответствии с законодательством заключить трудовой договор. Из Кодекса была исключена норма, согласно которой жалобы, поданные по истечении одного года с момента вступления в законную силу решения суда об отказе в восстановлении на работе, рассмотрению не подлежат, поскольку была объявлена постановлением Конституционного Суда РФ от 23 июля 1992 г. антиконституционной. Правилу о восстановлении на работе незаконно уволенного работника была придана большая гибкость: орган, рассматривавший такой трудовой спор, получил право ограничиться по просьбе работника вынесением решения о взыскании в его пользу компенсаций и об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию. Новая редакция Кодекса отменила существовавший ранее антидемократический порядок рассмотрения трудовых споров значительных по численности категорий лиц не судом, а вышестоящими в порядке подчиненности органами. В Кодекс, однако, была включена норма, согласно которой особенности рассмотрения трудовых споров узкого круга руководящих работников и государственных служащих устанавливаются законодательством75. Законом РФ от 25.09.1992 № 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР» КЗоТ РСФСР 1971 г. был переименован в Кодекс законов о труде Российской Федерации.
 
После 1992 г. в Кодекс законов о труде РФ 1971 г. почти ежегодно вносились изменения и дополнения путем принятия федеральных законов. Например, Федеральным законом от 31.07.1998 № 139-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в статью 235 Кодекса законов о труде Российской Федерации» членам КТС были предоставлены следующие гарантии: им предоставлялось свободное от работы время с сохранением среднего заработка для участия в работе комиссии; члены КТС не могли быть по инициативе администрации переведены на другую работу или подвергнуты дисциплинарному взысканию без предварительного согласия комиссии по трудовым спорам, членами которой они являлись; увольнение членов КТС по инициативе администрации (независимо от оснований), помимо соблюдения общего порядка увольнения, допускалось лишь с согласия комиссии.
 
Кодекс законов о труде РФ 1971 г. утратил силу с 1 февраля 2002 г. в связи с введением в действие действующего в настоящее время Трудового кодекса РФ от 30.12.2001 № 197-ФЗ. В действующий Трудовой кодекс РФ существенные изменения вносились в 2006 г. Федеральным законом от 30.06.2006 № 90-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации»; однако изменения внесенные указанным законом в главу 60 Трудового кодекса РФ, посвященную рассмотрению индивидуальных трудовых споров, имели не кардинальный, а лишь уточняющий и дополняющий характер. В частности, в статью 384 Трудового кодекса РФ было внесено изменение, согласно которому был установлен десятидневный срок для направления в комиссию по трудовым спорам представителей работодателем или представительным органом работников, исчисляемый с момента получения предложения от другой стороны о создании КТС; в статью 391 – положение о рассмотрении индивидуальных трудовых споров работников религиозных организаций непосредственно в судебном порядке (однако такое положение существовало и в прежней редакции в статье 348 указанного документа) и другие.
 

1. Лушникова М.В., Лушников А.М. Курс трудового права: В 2 т. Т. 1. Историко-правовое введение. Общая часть. Коллективное трудовое право: Учеб. – М.: Изд-во Проспект, 2003. С. 19-20.
2. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие. – М.: Издательство НОРМА, 2001. С. 1.
3. Миронов В.И. Трудовое право: Учебник для вузов. – СПб.: Питер, 2009. С. 17.
4. Трудовое право России: Учебник / Под ред. А.М. Куренного. – М.: Юристъ, 2004. С. 22-23.
5. Первым инкорпорированным актом в сфере труда (актом фабрично-заводского законодательства) был Устав о промышленном труде 1913 г. (УПТ 1913 г.).
6. Коровникова С.С. Нормативное установление содержания трудовых правоотношений в XIX веке // Социальное и пенсионное право, 2006, № 2. // СПС КонсультантПлюс.
7. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 1.
8. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 102.
9. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник –2-е изд., перераб. и доп.–  М., Юристъ, 2007. С. 315, 319.
10. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 57.
11. Нюбергер Дж. Власть слова: рабочие против хозяев в мировых судах // Рабочие и интеллигенция России в эпоху реформ и революций, 1861 - февраль 1917 г. / РАН. Отд-ние истории. Ин-т рос. истории. С.-Петерб. фил., Калифорнийский ун-т в Беркли (США) и др.; Редкол.: Потолов С.И. (отв. ред.) и др. С.-Петербург, 1997. С. 255-266.
12. Лушникова М.В., Лушников А.М. Очерки теории трудового права. – СПб.: Издательство Р.Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. С. 766.
13. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 57-58.
14. Лушникова М.В., Лушников А.М. Очерки теории трудового права… С. 766-767.
15. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 58-59.
16. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 59.
17. Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. М., 1918. С.43-44.
18. Таль Л.С. Трудовой договор. Цивилистическое исследование. Часть 2. Ярославль, 1918. С. 62.
19. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 60.
20. Лебедев В.М., Воронкова Е.Р., Мельникова В.Г. Современное трудовое право (опыт трудоправового компаративизма). Книга первая / Под ред. В.М. Лебедева. – М.: Статут, 2007. С. 186.
21. Речь идет о Законе от 1 июня 1882 г. «О малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах».
22. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 54-55.
23. Ташбекова И.Ю. Правовое регулирование деятельности фабричной инспекции в России в конце XIX - начале XX века: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2007. С. 26.
24. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 61-63.
25. Орлова Н.Е. Практика государственного регулирования трудовых отношений Министерством труда Временного правительства // Социальное и пенсионное право", 2007, № 1. С. 43-44.
26. Орлова Н.Е. Практика государственного регулирования трудовых отношений… С. 43-44.
27. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 109.
28. СНК - Совет народных комиссаров.
29. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 111-112.
30. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 118.
31. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 116-117.
32. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 120.
33. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 136-137.
34. Согласно статьям 41, 42 КЗоТ 1918 г. речь шла как о переводе трудящегося на другую работу в пределах предприятия, учреждения или хозяйства, где трудящийся работал, так и о переводе, сопровождавшимся перемещением трудящегося в другое учреждение, предприятие или хозяйство, расположенное в той же или иной местности.
35. В соответствии с КЗоТ 1918 г. расценочные комиссии образовывались при профессиональных организациях на разных уровнях и их функциями были: распределение трудящихся по группам и категориям, установление норм выработки для трудящихся каждой профессии и определение норм выработки для трудящихся отдельных групп и категорий и т.п. Позже, с принятием КЗоТ РСФСР 1922 г., появились расценочно-конфликтные комиссии, которые организовывались во всех предприятиях и учреждениях, где имелся профсоюзный комитет, либо при групповом, волостном, районном, уездном комитете профсоюза, и функциями которых являлись как установление и изменение условий труда, утверждение и изменение норм выработки и т.п., так и рассмотрение трудовых споров искового характера.
36. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 135.
37. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 140-146.
38. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 173.
39. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 165.
40. В Основах судоустройства СССР и союзных республик, утвержденных ЦИК СССР 29 октября 1924 г., трудовые сессии именовались камерами народных судов по трудовым делам.
41. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 165-166.
42. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 166.
43. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 166.
44. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 166-167.
45. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 167.
46. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 167-168.
47. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 168.
48. СТО — Совет труда и обороны.
49. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 168.
50. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 179.
51. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 179.
52. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 179-180.
53. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 180.
54. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 180.
55. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 181.
56. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 180-181.
57. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 181.
58. ВЦСПС — Всероссийский (Всесоюзный) Центральный Совет Профессиональных Союзов.
59. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 181-182.
60. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 191-192.
61. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 208.
62. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 215.
63. ПВС СССР — Президиум Верховного Совета СССР.
64. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 218.
65. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 218-219.
66. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 220-223.
67. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 223.
68. См.: Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 228-229.
69. 12 июня 1990 г. Верховный Совет РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете, установив приоритет республиканских законов над союзными. С этого момента общесоюзные органы власти начали терять контроль над страной; «парад суверенитетов» усилился. В марте 1991 г. состоялся референдум, на котором проголосовало за сохранение СССР подавляющее большинство населения в каждой из республик. В шести союзных республиках (Литва, Эстония, Латвия, Грузия, Молдавия, Армения), которые ранее объявили о независимости или о переходе к независимости, всесоюзный референдум фактически не проводился. На основе концепции референдума предполагалось заключение 20 августа 1991 г. нового союза — Союза Суверенных Государств (ССГ) как мягкой федерации. 26 декабря 1991 г. сессия верхней палаты Верховного Совета СССР, сохранившей кворум (из которой на тот момент не были отозваны только представители Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана), приняла декларацию о прекращении существования СССР; 26 декабря 1991 г. и считается днем прекращения существования СССР, хотя некоторые учреждения и организации СССР ещё продолжали функционировать в течение нескольких месяцев.
70. Утратил силу по истечении 90 дней после дня официального опубликования Федерального закона от 30.06.2006 № 90-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».
71. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 238.
72. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 251.
73. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие... С. 251-252.
74. Такой порядок формирования КТС был предусмотрен и в Законе СССР от 11.03.1991 № 2016-1 «О порядке разрешения индивидуальных трудовых споров», но следует учитывать, что с момента принятия Верховным Советом РСФСР Декларации о государственном суверенитете 12 июня 1990 г. был установлен приоритет республиканских законов над союзными.
75. Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие… С. 258-260.

 

© Кадровое агентство StaffExpert   

Рейтинг@Mail.ru     Rambler's Top100